История античной Иудеи
ГлавнаяМагазин JUDAEA.RUПартнеры сайтаДисклеймерФорумКонтакты

Поиск по сайту

Интересные материалы сайта

ПАРТНЕРЫ САЙТА

Иерусалимские древности

Географическое общество Израиля

Акко - тень самого себя

Город Акко — это не что иное, как тень самого себя. Так, по крайней мере, утверждает историк средневековья Мирон Бенвеништи.

Город, который, как минимум, три раза менял своё месторасположение. Возникновением и самим существованием обязанный морю, он изначально был построен достаточно далеко от воды, на холме, который в народной этимологии прозывается Наполеоновой горкой (Гиват-Наполеон), имя же ему — Тель-Пухар.

Впрочем, никакого противоречия в этом нет — большая часть приморских городов восточного Средиземноморья, возникших в 3-2 тысячелетиях до н.э., построена именно так. И объяснить это несложно, если вспомнить, что, вплоть до середины первого тысячелетия до н.э., в пограничной зоне «море — берег» царило право сильного. То есть, прав был тот, кто первым успевал треснуть по башке собеседника.

Моряки с удовольствием совмещали в одном лице несколько профессий — мореплавателя, пирата, грабителя, солдата, торговца (последнее — не от хорошей жизни, а только, если не удавалось ограбить; на этот случай на кораблях всегда был некий запасец товаров). В случае полного облома, когда ни поторговать с жителями побережья, ни обобрать их — переквалифицировались в управдомы в андраподистов — «делателей рабов». Вылавливали местных жителей, неосторожно вышедших погулять — женщин (особенно юных и красивых), детей, да и молодых сильных парней, если повезёт. Вязали, бросали на корабль и увозили на невольничьи рынки. Кстати, заметьте — благородные герои Гомера тоже не брезговали этим промыслом, более того, хвастались такими проделками, как подвигами.

Поэтому у большей части прибрежных городов восточного Средиземноморья есть сухопутные двойники, прячущиеся на суше, в нескольких километрах к востоку. Рафиах…Газа… Ашдод… Явне…

Впрочем, жители побережья тоже не ходили в ангелах. Если можно забрать товары бесплатно — зачем покупать? А если повезёт, да у ваших берегов судно потерпит крушение (как говорится на иврите — «נטרף בים„ — „сожрано, растерзано морем“)… Да всякое добро волнами повыбрасывает… Чего лучше-то?

Вы не обращали внимания, что большинство портов, заложенных в глубокой древности, стоят в местах с каменистым дном? Ну, вот, как Акко:

„Не было в древности дороги, более выгодной для перевозки товаров, чем море. Если караван, месяцами, годами идущий по пустынным тропам от колодца к колодцу, мог перевезти максимум 10-15 тонн груза, то корабль — на порядок больше.

И не было в древности ловушки коварнее и опаснее, чем море. Особенно море Средиземное, непредсказуемое и неверное. Знаете, какой была молитва древнего моряка, выходящего из гавани?

„Помни, о господи, судно моё так мало, а море твоё — так велико!“

Не было в древности ничего опаснее, чем жизнь на самой кромке побережья. В любую секунду из-за горизонта мог появиться корабль. Неизвестно чей. Но главное — чужой, а значит — смертельно опасный.

И многие царьки нанимали специальных людей, которые селились прямо у уреза волн с тем, чтобы защищать береговые поселения от вторжений с моря.

Но очень быстро эти ребятки, особенно те, кто поселился на каменистом, скалистом берегу, поняли, что в руки им прямо-таки прёт удача. Я имею в виду — кораблекрушения.

Бились корабли, ещё как бились. Их обломки, груз, уцелевших членов экипажа выбрасывало на скалы, прямо в руки обрадованных местных жителей. Спасшиеся, как правило, тут же получали дубиной по черепу. Или мечом по горлу.

Но такая удача выпадала береговым нечасто. Поэтому они не ждали милости от природы, а прям по-мичурински брали это дело в свои натруженные руки. Ну, например, разводили над самым опасным местом — костёр.

Ну да, как ещё Гомер рассказывал:

„По морю свет мореходам во мраке сияет,
Свет от огня, далеко на вершине горящего горной,
В куще пустынной…“

Такой уютный, манящий, он как бы указывал дорогу в тёплый и безопасный дом, а на самом деле вёл моряков прямиком — в могилу…

Постепенно трудовые династии береговых тяжким трудом собирали немалые богатства, и из прибрежных разбойников и убийц их потянуло в респектабельные граждане, которым оказалось выгоднее заниматься торговлей. Да и кораблей стало больше, доходнее было оказывать им услуги многократно, а перерезать глотки — согласитесь, действие всё же одноразовое. Так на месте бывших ловушек — появились настоящие порты.

И вот, уже в греко-римский период, Акко, под именем „Птолемаис“, медленно выползает к морю.

Нажимаем на „быструю перемотку“, перемахиваем через тысячелетие, размазывая время в неразличимую полоску цветов и смутных фигур, словно фотографируя из мчащегося автомобиля.

Во времена крестоносцев Акко — Акре — самый крупный город Святой Земли. Больше Цора. Больше Кейсарии. Больше Яффо. Больше Иерусалима

Крестоносцы делят Акре, как торт. Каждый норовит захватить кремовую розочку.

Королевский домен… Генуэзцы… Венецианцы… Госпитальеры… Тамплиеры… Пизанцы… У каждого — свой квартал, в котором действует свой устав и свои автономные законы.

При этом генуэзцы сильно не любят венецианцев, и наоборот. Пизанцы ненавидят и тех, и других. Тамплиеры и иоанниты готовы перегрызть друг другу глотки. Королевский домен разрывается на три изолированных квартала, чиновники короля изо всех сил пытаются удержать контроль за Катиной — портом. И все стиснуты в узких рамках средневекового города.

Гораздо больше, чем мусульмане, перманентно угрожающие стенам города, крестоностских обитателей Акры заботят ненавистные соседи из ближайшего квартала. Улицы становятся границами. Стены домов — крепостными стенами. Окна — бойницами.

А тем временем приходят мамлюки, и сравнивают Акре с землёй. Период крестоносцев на Святой Земле окончен.

Я написала — сравнивают с землёй? Не верьте! Невозможно сравнять с землёй город, в котором редкое здание было ниже 3-х этажей, а застройка была так плотна, что…

Словом, несмотря на то, что мамлюками было создано специальное инженерное подразделение по разрушению города, максимум, что им удалось — это превратить его в холм битых кирпичей высотой в два этажа, из которого торчали развалины колокольни церкви св.Иоанна (именно поэтому во французских источниках до сих пор Акко иногда именуют «Сен-Жан д`Акр“ — только это и видно было здесь в течение многих веков).

Потом пришли турки. О, это — отдельная песня! Особенно всё, что связано с правителем по имени Ахмед, по прозвищу эль-Джаззар — «мясник“. Он же — победитель Наполеона Бонапарта. Вот он сидит, в окружении своих советников:

Один из советников, обратите внимание, выглядит несколько… нестандартно. В его внешности кое-чего не хватает, правда? Это — министр финансов эль-Джаззара, Хаим Фархи, между прочим, еврей. Удивительный человек, заслуживающий отдельного рассказа, как, вообще, отдельного рассказа — и некороткого — заслуживает еврейская община Акко и окрестностей. Что касается внешности — то это результат милой манеры эль-Джаззара делать подчинённым замечания. Помните, в СССР была градация взысканий: выговор; выговор с предупреждением; выговор с занесением в личное дело. Вот и у эль-Джаззара — тоже… Сначала убирали ухо… потом — нос… потом — глаз … Ну, а потом уже увольняли. Навсегда. Мечом… или, там, шнурком, — по вкусу и по эстетическому порыву.

В общем, именно эль-Джаззар отстроил Акко заново.  Как?
Расчищать битый кирпич, рыться в мусоре 13-го века — нет дураков! Эль-Джаззар принимает радикальное решение — сгребает с холма Тель-Пухар грунт, и засыпает весь раздолбанный вдребезги крестоностский хлам полностью. И строит наверху свой город. Вот такой примерно, каким его изобразил в 19-м веке Дэвид Робертс:

Современный Акко — странный город. И привлекательный, и отталкивающий в одно и то же время. Левант во всей красе.

Попробуйте зайти в магазинчик в Старом Городе Иерусалима… Нет, не зайти. Только посмотреть в сторону его двери. И всё — живым вам не уйти. В ваш рукав вцепятся мёртвой хваткой, вас будут уговаривать, улещивать, совать под нос всё, что есть и чего нет.

Не так — в Акко. Да, город, в основном, живёт за счёт туристов.

Ну и что?
Из-за этих суетных соображений выходить из состояния блаженного кайфа, прерывать неторопливую беседу за наргилой, она же — кальян? Ага, щас! Кому надо, придёт сам и сам всё купит.
Не купит? Не всё? И не надо…

Мы тут живём, не только, чтобы продавать. Мы тут просто — живём…

А вот здесь, пожалуй, уже впору производить археологические раскопки:

Кошки Акко — отдельная группа населения.

Вот такой этот город.

Тень самого себя. Путаница эпох, языков, летописей, сказок — смешных и страшных, народов, кошек, камней, моря, мусора, свежевыжатого апельсинового сока, сетей, ракушек, церквей, мечетей, рыбы сырой и жареной, запахов…

Очень хочется вернуться в него опять.

Зоя Брук

АккоИзраиль 

12.02.2008, 14590 просмотров.



Обсудить на ФОРУМЕ



Также читайте:

05.05.2010 13:15:32

Кейсария с неба

Итак, Кейсария Стратонова, она же Кейсария Маритима, древний город Ирода и Понтия Пилата, византийцев и крестоносцев - с небес.

ИгорьТорик

КейсарияИзраильакведукраскопкиРимИудея 

29.05.2008 22:43:32

Находки в "Городе Давида"

С самого начала научных исследований Святой Земли в середине XIX в. Город Давида является объектом интенсивных археологических исследований, продолжающихся по сей день, что легко объяснить. Несмотря на то, что сегодня Город Давида (ивр. Шилоах, араб. Силуан) находится вне крепостных стен, возведённых в XVI в. турецким султаном Сулейманом Великолепным, именно он является древнейшей частью Иерусалима, хананейским Иевусом, который, согласно Библии, царь Давид превратил в свою столицу. На небольшом холме площадью всего около 40 тыс. кв. м., расположенном к югу от Храмовой горы, работало больше экспедиций, чем на любом другом археологическом памятнике Ближнего Востока. Тем не менее, изучена только малая его часть.

Михаил Шенкарь 

ИзраильИерусалимГород Давидаархеология 

19.07.2008 21:08:00

Раскопки Города Давида. 2005 г. Периоды поздней бронзы и железа-1

Царь Давид избрал Иерусалим для роли своей новой столицы благодаря его географическому положению и репутации многовекового столичного города. По этим причинам отношение Давида к жителям города было иным, не столь безжалостным, как к другим, захваченным им городам — несмотря на отчаянное сопротивление иевусеев. Более того, после захвата Давид оставил царя города «Аруну» и его население в живых (1 Хроник 11:4-8) и включил их в систему своего правления, ярким примером чего служит история Урии Хеттеянина, одного из бойцов царя Давида (2-я Самуила 11). Это был хорошо рассчитанный маневр — избежать кровопролития в городе, который он собирался сделать своей столицей, чтобы облегчить переход административной власти и использовать ее с пользой для себя в начальный период установления его монархии.

Эйлат Мазар

ИзраильИерусалимГород Давиданаходкиархеология 

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar

История и археология

18.07.2007 10:24:00

Петра в опасности!

«Выбор Петры новым чудом света заставил общество осознать необходимость сохранить это уникальное наследство, которое у нас есть» — сказал Харьех Амр (Khairieh Amr), старший археолог Министерства туризма и древностей Иордании.

02.07.2011 20:50:22

Израильские программисты: У Библии – множество авторов

Созданное учеными программное обеспечение позволяет установить написан тот или иной текст одним автором или авторским коллективом. Математический алгоритм основан на анализе частоты употребления слов и стилистических особенностях текста. Естественно, что одной из первых книг, которую израильские ученые захотели проверить с помощью своего изобретения, стала Тора.

библияверсии 

Архив "История и археология"

Aviasales.ru

Aviasales.ru


Copyright © 2007-2020 JUDAEA.RU

Все права защищены. Перепечатка, в том числе размещение на сайтах, публикация в СМИ, издание книг, сборников, альманахов, распространение на электронных носителях и т.д. без письменного разрешения запрещены. Подробнее

Rambler's Top100