История античной Иудеи
ГлавнаяМагазин JUDAEA.RUПартнеры сайтаДисклеймерФорумКонтакты
Восстание Бар-Кохбы
Иудея капта

Поиск по сайту

Интересные материалы сайта

ПАРТНЕРЫ САЙТА

Иерусалимские древности

Географическое общество Израиля

Страницы Первой иудейской войны: вопросы уникальной чеканки восставшей Гамлы

Общая нумизматика Гамлы

В течение 18 сезонов археологических раскопок в Гамле найдено 5800 монет. В таблице приведём находки по категориям:

Хасмонеи

3964

62,8%

Финикийские города

928

14,7%

Селевкиды

610

9,7%

Неопознанные

419

6,6%

Иродианы

304

4,8%

Другие

89

1,4%

Как видим, в Гамле наибольшее количество монет попадает на период правления династии Хасмонеев. И, действительно, Гамла играла важную роль в Хасмонейском царстве. Кроме торгово-промышленной ценности, город являлся форпостом в борьбе с империей Селевкидов. Особенно город переживает небывалый расцвет в период правления царя Александра Янная. В Гамле было найдено больше монет Александра Янная, чем в любом другом отдельно взятом месте. Вероятно, Гамла занимала одно из самых центральных мест в царстве Янная, либо там находился «монетный двор» этого правителя, возможно, наряду с другими. Этим может объясняться большое количество монет этого правителя.

Рис. 8 Монеты династии Хасмонеев. 1 – Гиркан I, 2 – Иуда Аристобул, 3-4 – Александр Яннай, 5 – Гиркан II.

По меньшей мере, при четырех хасмонейских правителях Гамла играла немаловажную роль. Об этом мы можем судить, опираясь на официальную статистику археологии:

Количество монет Хасмонеев, найденное  в Гамле

Александр Яннай

3020

Неопределенные

373

Иоанн Гиркан I

303

Иоанн Гиркан II (YNTN)

239

Аристобул I

29

Также в Гамле было найдено 242 монеты правителей из династии Ирода. В таблице указаны периоды правления, к которым относятся находки:

Ирод

107

Архелай

6

Антипа

61

Филипп

36

Агриппа I

32

Голаны входили в состав государства Ирода с самого начала его правления. Самые ранние монеты Ирода, по мнению Д.Сиона и ряда других специалистов, чеканились в Себасте (Самария), которую Ирод восстановил в 25 г. до н.э.

Рис 9. Монеты Иродианов. 1-2 Ирод Великий, 3-4 – Ирод Архелай, 5 – Ирод  Антипа, 6- Ирод Агриппа I. Пропорции монет не  соблюдены

Среди 61 монеты Антипы представлены все 5 вариантов его чеканки. Большая часть в плохом состоянии. Как правило, монеты гладкие и блестящие, склонны к бронзовой болезни. Монеты Гамлы, к примеру, очень устойчивы, несмотря на непрофессиональную чеканку. На некоторых монетах Антипы неразборчива дата, но в основном они принадлежат к 33, 34 и 37 гг. н.э. Довольно малое количество иерусалимского чекана монет Архелая найдено в Гамле, как и во всей Галилее. Всего найдено 3 типа его монет по 2 экземпляра. Больше распространены были монеты Антипы (чеканка Тверии) и Филиппа (чеканка Кесарии Филипповой). Найдено 36 монет Филиппа, большинство затертые от продолжительного использования. Большая часть найденных в Гамле монет Агриппы I отчеканены в Иерусалиме, однако найдены  и редкие монеты из монетного двора Paneas. Также в Гамле обнаружены монеты всех шести чеканивших монеты римских прокураторов, которые, кстати, и так часто встречались встречаются в северной части Израиля. Добавим, что большинство монет, обнаружены в западной части города. (Y. Meshorer 2001. A Treasury of Jewish Coins. Jerusalem., pp. 156-177; 261-262). В западной части города расположена древняя синагога, куда мы сейчас и отправимся.

Древняя синагога

Было бы несправедливо не уделить внимания найденным руинам синагоги Гамлы. Помимо древности сооружения, синагога играла важную роль в военных событиях 67 г. н.э. И, конечно же, синагога связана с нумизматическими находками. Шекели Гамлы были найдены рядом с синагогой!

Рис. 10 План синагоги Гамлы Источник: The Department of Classical and Near Eastern Studies and The University of Minnesota

По клику откроется он же увеличенный

 

Рис. 11а Чертеж комнаты учения синагоги Гамлы (Dr.Donald D. Binder)
Рис. 11б Чертеж вспомагательных комнат синагоги Гамлы, которые одновременно являлись частью городской стены. (Dr.Donald D. Binder)

Синагога представляла собой прямоугольное здание размером 25,5 на 17 м. Здание синагоги было вплотную пристроено к городской стене. Так, восточная стена синагоги практически являлась западной стеной города. Прямоугольное здание было ориентировано на юго-восток, в сторону Иерусалима, как того и требовала традиция. Заметим, это является особенностью древних синагог. Здание синагоги украшено розетками – типичный символ еврейского искусства. С улицы вход ведет сразу в помещение 3 на 8,7 м., через которое попадали в зал. Западная часть зала 7 на 6,5 м. - прямо под открытым небом, восточная часть 4 на 6 м., была крытой. Крыша синагоги была деревянной и поддерживалась колоннами, от которых сейчас остались только “пни”. Половина зала была мощена местным материалом – качественно обработанными базальтовыми плитами. Параллельно северной стене тремя рядами стояли скамьи, также сделанные из качественного базальта. Вдоль стен располагались колонны, по углам имевшие сердцевидную форму. Эта особенность встречается как в ранних, так и в более поздних синагогах. Городской акведук доставлял воду в синагогу, местный водопровод направлял её в различные части здания, в том числе и в микву. В микву вели ступени со двора. К синагоге было пристроено здание со скамьями. Это была, скорее всего, местная йешива (религиозная школа). В синагоге были отдельные входы для мужчин и женщин. Наличие йешивы свидетельствует об устном изучении Торы в городе. Найденная синагога была духовным центром города, а возможно и идеологическим средоточием зелотов.

Рис. 12. рисунок внутреннего устройства синагоги Гамлы (Музей Национального парка Кацрин)

Ожесточённые бои за Гамлу (комментарии к Иосифу Флавию)

Может возникнуть вопрос:  «Нужна ли реконструкция событий?» Иосиф Флавий довольно подробно описал бои за Гамлу. Однако нужно учесть фактор предвзятости Иосифа, нас ведь интересует борьба народных масс против захватчиков, народных масс, одержимых религиозно-политическими идеями судьбоносной борьбы с неприятелем, которую возглавило наиболее бескомпромиссное движение того времени, движение зелотов-радикалов.

Гамла была промышленным процветающим городом. Город был больше рабоче-торговым нежели крестьянским. Население делилось на 2 класса: “dynatoi” (владельцы предприятий и землевладельцы) и “proletarius” (рабочие давильных прессов и сборщики олив), работавший в маслодавильнях и на уборке олив. Как бы подклассом выделялись “commercium” (торговцы-коммерсанты), хотя торговцами могли выступать и “dynatoi”. Но что стояло за романтизацией процветающей жизни Гамлы? Историки не ставили этот немаловажный вопрос, а значит, писалась “история элиты”, но не полная тотальная история города, региона, страны.

Тяжелый труд “proletarius” делал город процветающим. Зелоты предлагали радикально перестроить тот “мир”, в котором жили иудеи. Социальные требования приобретали религиозную форму борьбы за чистоту веры. Группировка зелотов обвинялась Иосифом Флавием во всякого рода грехах и преступлениях, “жажде насилия”, “одержимости насилием”. Но мы же понимаем, что Иосиф по-другому написать не смог бы, в частности, в силу своего происхождения. Простые иудеи Гамлы, напротив, видели в этой силе единственного друга и союзника, единственную надежду на спасение, на завоевание долгожданного Святого Шаббата и Юбилея*, ознаменовавшего бы эру победы над социальным угнетением и жестокой эксплуатацией. Группировка или партия “зелотов”, таким образом, являлась движущей силой, организатором народных масс в критические периоды истории иудейской “этно-национальной” общины в широком смысле этого понятия. Свободные и зависимые крестьяне, наемные и зависимые рабочие, нищие скитальцы, городская беднота – весь этот социум составлял и пополнял ряды иудейских радикалов. Нередко такие люди организовывались в “банды” и совершали грабительские нападения на торговцев и богатых жителей своей страны. Эти отряды могли, как принадлежать к зелотам, так и быть временными самостоятельными объединениями.

Легенда “Избавление Святому Иерусалиму” звучит словно набатный призыв, революционный лозунг. Если Иерусалим уже был в руках иудеев, если римляне были разгромлены и изгнаны из города, о каком избавлении идет речь? Не было же написано “Избавление Израилю”, но конкретно “Иерусалиму”. Значит, лозунг призывал очистить город от тех, кто управлял городом в момент чеканки гамлских шекелей. Влиятельные люди (“dynatoi”) и сам Иосиф на такое бы не пошли, на такое осмелиться могли только радикалы. Сегодня существует пресса, различные средства массовой информации. В то время - легенда на монете могла быть чем-то подобным революционной листовке с призывом к борьбе! В легенде шекелей Гамлы кроется целая социальная программа.  Власть в Иерусалиме захватили аристократы во главе с первосвященником Ананией бен Ананией. Повстанцы Гамлы считали необходимым освобождение, “избавление” святого города не только от римлян, но и от местных аристократов.

Сам факт чеканки далеко за пределами Иерусалима свидетельствует о напряжении в отношениях с “официальной” властью столицы. В это время зелотам приходится нелегко в самом Иерусалиме. “Dynatoi” имели неплохую поддержку, так как Иерусалим был богатым городом, где проживала практически вся аристократия страны и “средний” класс разного рода мелких владельцев, торговцев, служащих на “dynatoi”,  который не был достаточно бедным, чтобы поддержать радикалов. События 66-73 гг. н.э. называют “Первой иудейской войной” или ”Великим восстанием” против Рима. Однако провинция Иудея (Иудея, Галилея, Самария и Заиорданье), кроме войны с оккупационным режимом, испытала все тяжести гражданской войны, которая носила классовый характер: Агриппа II со своими сторонниками открыто поддерживал  Рим, динатоисты (“dynatoi”) во главе с первосвященником Ананией бен Ананией склонялись к миру с Римом, но стали “заложниками” революционного течения в столице. Главной задачей вторых было сохранить свое имущество от революционной экспроприации или уничтожения в случае боевых действий. Вот, истинный мотив аристократии! До прихода римлян стабилизировать ситуацию в городе, удержать массы в спокойствии и изгнать радикалов. Никакой войны с Римом не предполагалось.

Рис. 13 Осада Гамлы римскими войсками

Иосиф Флавий “Иудейской войне” (IV,I) красноречиво описывает свое мужество и отвагу в борьбе с римлянами и в то же время подчеркивает с восхищением героизм римлян, как будто они были не завоевателями, а освободителями. Между тем, Иосиф изложил свои истинные взгляды и позицию аристократов на войну в “Жизнеописании” (3-8). “Когда зелоты штурмовали крепость (15 Ава) и разбили римский гарнизон, я скрылся внутри Храма… После этого я вновь примкнул к священникам и именитым фарисеям (Значит были “неименитые” фарисеи, вероятно, поддерживающие революцию и войну – Е.В.). Нас охватил немалый страх, когда мы увидели, что народ стоял уже вооруженный, и мы находились в большом затруднении. Препятствовать восстанию не было больше в нашей власти, а между тем мы лично находились в большой опасности. При таких обстоятельствах мы стали показывать вид, как будто сочувствуем вожакам народа, но делали это для того, чтобы умерять их рвение. Мы надеялись, что Цестий вскоре прибудет с значительными силами и тогда народное движение и вся эта сутолока прекратятся…” Одним словом аристократы-динатоисты, партия “dynatoi” – это замаскированная контрреволюция Первой иудейской войны.

Рис. 14 Римский воин Рис. 15 Иудейский воин Агриппы II

Итак, в Гамле с началом Первой иудейской войны власть взяла партия зелотов. С началом войны в стране, то есть открытого столкновения с римскими солдатами, вспыхнула и гражданская война классов. Вероятно, в Гамле началось восстание против местных “dynatoy”, в ходе которого были повреждены богатые дома, где они проживали. Узнав, что динатоисты начали борьбу с зелотами в Иерусалиме, зелоты Гамлы осуществили собственную чеканку шекелей с легендой “Избавление Святому Иерусалиму”, подразумевая борьбу за избавление столицы как от римлян, так и от динатоистов. Иосиф Флавий в Гамле начал собственную игру, как и в Иерусалиме, чтобы не стать жертвой “полевого суда” радикалов. После падения Иотапаты (Йодфата) и других галилейских населенных пунктов, ряды зелотов пополнили спасшиеся бегством от римлян.

В 2006 году National Geographic выпустил документальный фильм “Situation critical: Taliban uprising” (“Критическая ситуация: Бунт талибов”). Очень интересно, посмотрев фильм, прочитать главу о битве за Гамлу (Иосиф Флавий “Иудейская война”, IV; I). Опустив модернизацию исторической реконструкции, мы можем представить театр жестоких сражений зелотов с передовой римской армией. Зелоты вели себя также как и талибы в условиях боя с противником, армия которого комплектовалась лучшим вооружением и амуницией, имела регламентированную дисциплину.

Рис. 16  зелоты (рисунок из книги Н.Фолкнер Апокалипсис или первая иудейская война, М., «Вече», 2006, художник Доминик Эндрюс)

 

Приложение (Иосиф Флавий. Иудейская война. Книга 4, Глава 1. Осада и взятие Гамлы).

1. Галилеяне, которые и после взятия Иотапаты продолжали борьбу с римлянами, смирились после победы над иудеями в Тарихее. Римляне заняли все крепости и города, за исключением Гисхалы и гарнизона на горе Итавирионе[1]. К последним примкнула также Гамала—город, лежавший против Тарихеи, по ту сторону озера и составлявший вместе с Соганой и Селевкией (II, 20, 6) границу владений Агриппы. Гамала и Согана принадлежали к Гавлану (первая—к нижней его части, а последняя—к верхней, называемой собственно Гавланом), Селевкия же была расположена на берегу Самахонитского озера[2]. Это озеро имеет 30 стадий ширины и 60 длины; его топи простираются до чрезвычайно живописной местности Дафны, водяные источники которой питают так называемый малый Иордан и вместе с ним, ниже храма Золотого быка, впадают в большой. Согану и Селевкию. Агриппа в начале восстания привел на свою сторону, Гамала же не сдавалась, так как она еще больше, чем Иотапата, могла надеяться на свое защищенное от природы местоположение. Крутой хребет отделяется от высокой горы и по самой средине образует горб. Последний своей возвышенной частью вытягивается немного в длину и спадает спереди так же круто, как и сзади, так что все в целом изображает из себя вид верблюда, от которого местность эта и получила свое название[3], хотя в произношении туземцев не слышится в точности его происхождение. С боков и спереди местность окружена недоступными пропастями, только сзади недоступность уменьшается, так как с этой стороны Гамала соединена с горой. Жители, однако, прокопав здесь поперечный ров, постарались и с этой стороны отрезать город и сделать его недоступным. Дома, построенные на отвесном боковом склоне холма, лепились и громоздились друг к другу, так что казалось, что город висит в воздухе и вследствие своей покатости готов каждую минуту обрушиться; его наклон был к югу. Такой же точно холм на юге достигает неимоверной высоты и, служа городу как бы крепостью, оканчивается крутым неогороженным никакой стеной обрывом, ниспадающим в глубокую пропасть. Внутри стен, на самой окраине города, находится водяной источник.

2. Таким образом сама природа сделала город почти неприступным. Но Иосиф укрепил его еще больше подземными ходами и окопами. Жители тверже уповали на местоположение города, чем иотапатцы, и хотя они считали в своей среде гораздо меньше бойцов, они все-таки, полагаясь всецело на защищенность местности, никого больше к себе не при­нимали. Город, впрочем, вследствие его укреплений, был полон беглецов. Благодаря всему этому, он и прежде мог держаться семь месяцев против осадного войска Агриппы.

3. Веспасиан выступил из Аммауса, где стоял лагерем на виду Тивериады (слово Аммаус[4] означает теплые купанья, по находящимся здесь теплым целебным источникам), и двинулся к Гамале. Положение города не давало возможности атаковать его со всех сторон, но на тех местах, где было возможно, Веспасиан расставил посты и приказал также занять гору, господствовавшую над городом. После того, как легионы обычным образом построили лагерь на этой горе, он начал возводить насыпь на задней ее стороне, точно также и на востоке, где на самом высшем пункте города находилась башня, против которой расположились лагерем пятый и десятый легионы. Пятый легион действовал отсюда на центр города, между тем как десятый сравнивал окопы и природные углубления. Царь Агриппа, приблизившись в это время к стене с намерением завязать переговоры со стоявшими на ней людьми относительно передачи города, был ранен в правый локоть камнем, брошенным в него пращником. Его свита сейчас же приняла его в свою среду.** Негодование по поводу происшествия с царем, а также страх за самих себя сделали римлян еще более настойчивыми в осаде: они полагали, что люди, которые так ожесточены против соотечественника и доброжелательного советника, перейдут всякие пределы жестокости по отношению к чужим и врагам.

4. Когда насыпи, благодаря обилию рук и опытности римлян в подобных работах, были окончены, они перевезли туда свои машины. Харес и Иосиф, самые могущественные в городе, выстроили в порядок своих вооруженных. Последние не проявляли особенной твердости духа ввиду того, что, не будучи снабжены в достаточной мере ни водой, ни другими жизненными припасами, не надеялись выдержать продолжительную осаду; однако, предводители внушили им мужество и повели их к стене. И действительно, долгое время они отбивали назад солдат, устанавливавших машины, но, обданные стрельбой катапульт и баллист (III, 7, 9), должны были все-таки отступить назад в город. Римляне в трех местах установили тараны и проломали стену. Чрез образовавшиеся бреши, под оглушительные звуки труб, бряцание оружия и воинские клики они вторглись в город и вступили в рукопашный бой с находившимися внутри него. Иудеи выдержали первый натиск римлян, остановили их дальнейшее наступательное движение и храбро отбили их назад; но теснимые более многочисленным войском, нападавших на них со всех сторон, они отступили в выше лежавшую часть города. Так как враги напирали и туда, они обернулись, бросились на них и стеснили их всех против крутого обрыва, где римляне, приведенные в узкой неудобной местности в замешательство, были перебиты. Не будучи в состоянии сопротивляться против нападавших на них сверху и не находя выхода, так как они были теснимы еще своими собственными людьми,  стремившимися все вперед, они взлезли на крыши неприятельских домов, которые были очень низки, но последние долго не могли выдержать тяжести солдат и мгновенно рухнули. Каждый обвалившийся дом опрокидывал многих стоявших внизу, а эти последние развалили других, стоявших еще ниже[5]. Это стоило жизни множеству римлян; ибо в своей беспомощности они вскакивали на крыши даже тогда, когда видели их уже обрушивающимися. Таким образом многие были похоронены под развалинами, многие изувечены в бегстве, большинство, однако, погибло в удушливой пыли. Гамаляне видели в этом Божью помощь и, не взирая на собственный урон, с еще большей настойчивостью напирали на римлян, искавших убежища на крышах, и сверху расстреливали тех, которые падали, сбиваясь на крутых улицах.*** Развалившиеся дома доставили им кучи камней, а оружие—убитые враги: у павших они срывали мечи и обращали их против других, боровшихся еще со смертью. Многие, которым грозила опасность упасть вместе с крышами, бросались с них и таким образом сами убивали себя. Даже бежавшим не было так легко спасаться: не зная выходов и кружась в пыльной мгле, они не узнавала своих, сталкивались между собою и резали друг друга.

5. Кто только отыскивал выход, тот спешил прочь из города. Веспасиан все время оставался при своем поражаемом войске. Сердце его дрогнуло при виде как город обрушился над его солдатами; не думая о личной безопасности, сам того не замечая, он протеснился чуть ли не до самой возвышенной части города, где среди величайшей опасности очутился один лишь с очень немногими; при нем не было даже сына его, Тита, находившегося тогда в командировке у Муциана в Сирии. Считая обратное возвращение ни безопасным, ни достойным для себя, он, собрав все свое мужество и вспомнив о пережитых им от самой молодости опасностях, точно охваченный божественным вдохновением, приказал сопровождавшим его сомкнуться телом и оружием в одну массу[6]. Таким образом он оборонялся против устремившихся сверху масс неприятеля и, не страшась ни численности его, ни его стрел, держался до тех пор, пока враг, усмотрев в его мужестве нечто сверхъестественное, умерил нападение. Как только натиск сделался слабее, он шаг за шагом сам отступал, не показывая, однако, тыла, и так вышел за стену города. Множество римлян пало в этой битве, между ними также декурион Эбуций — человек, который не только в том сражении, где он погиб, но и прежде, при каждом случае, выказывал себя истым героем и наносил иудеям много вреда. Центурион, по имени Галл, во время свалки был оцеплен вместе с десятью солдатами; но ему удалось скрыться в какой-то дом. Ночью он услышал, как обитатели этого дома говорили за ужином о том, что жители намерены предпринять в свою защиту против римлян (он с его людьми были по происхождению сирийцы), тогда он бросился на них, убил всех и спасся вместе с солдатами к римлянам.

6. Веспасиан был очень удручен понесенными армией потерями: такое несчастие ее еще нигде не постигало. Последняя же в особенности сгорала от стыда при воспоминании о том, что оставила полководца одного в опасности. Веспасиан поэтому старался утешить ее, но ни единым словом не упомянул о своей собственной особе, не проронил даже ни малейшего упрека и только сказал: «Общие несчастия нужно перенести стойко и не забывать, что по природе войны, никакая победа не дается без крово­пролития. Изменчивая фортуна витает всегда над воюющими, переходя то на одну, то на другую сторону. Естественно поэтому, что они, истре­бившие тысячи иудеев, должны были и сами принести року маленькую жертву. Но подобно тому, как недостойно чересчур зазнаваться в счастье, точно также малодушно совершенно опускать руки в несчастии. Ибо быстра перемена судьбы, а потому здравомыслящий человек должен сохранять присутствие духа в неудачах и бодро стремиться к возвращению себе потерянного. То, что совершилось на наших глазах,—продолжал он,—произошло не вследствие нашей слабости и не вследствие храбрости иудеев, а только позиция была выгодна для них и убийственна для нас. В этом отношении единственно в чем вас можно упрекнуть, так это в том, что вы увлеклись безумным порывом. Ибо после того, как враги отступили на возвышения, вы должны были остановиться, а не подвергать себя опасностям, угрожавшим сверху; вы должны были занять нижний город, а затем постепенно вызывать бежавших на верх на верный и правильный бой. Вы же в своем горячем стремлении к победе забыли совершенно о собственной безопасности. Но необдуманность в битвах и бешеная горячка не в обычае римлян, а присущи варварам и составляют также главную особенность иудеев; мы же выигрываем сражения своей опытностью и дисциплиной. Мы должны поэтому возвратиться к свойственной нам храбрости и постигшее нас незаслуженное поражение должно вызвать в вас скорее чувство досады, чем упадок духа. Самого верного утешения пусть все-таки каждый ищет в своей собственной руке—тогда вы отомстите за павших и на­кажете их убийц. Что касается меня, то я останусь тем же, каким был прежде: в каждом бою с недругом я вам буду предшествовать и оставлять поле сражения последним».

7) Такими словами он воодушевил свое войско. Радость гамалян по случаю неожиданной победы была непродолжительна. Вскоре они сообразили, что теперь потеряна всякая возможность мирного соглашения, а надежды на спасение не было никакой, ибо давно уже начали истощаться съестные припасы.  Это отняло у них все мужество и лишило их всякой надежды. Однако, они делали еще все возможное для своего спасения; храбрейшие заняли стенные бреши, а остальные охраняли уцелевшие еще части стены. Но когда римляне возвысили свои валы и сделали вторую попытку штурма, очень многие бежали из города частью чрез непроходимые ущелья, где не были расставлены караулы, частью по подземным ходам. Те же, которые страшась плена остались, терзались голодом, так как съестные, припасы для одних только бойцов приходилось собирать отовсюду.

8) И в этом столь тяжком положении они все-таки оставались твердыми. Веспасиан меж тем, как побочное дело, предпринял поход против гарнизона на горе Итавирионе лежащей посредине между Большой равниной и Скифополем. Она подымается на высоту 30 стадий и едва досягаема с северной стороны; на ее вершине расстилается равнина на 26 стадий, вся заключенная укреплениями. Объемистую обводную стену Иосиф построил в 40 дней, в течение которых ему все необходимое, а также вода, доставлялось снизу, так как наверху нет иной воды, кроме дождевой. Так как здесь сосредоточилась огромная толпа иудеев, то Веспасиан послал против них Плацида с 600 всадников. Подняться на гору ему было невозможно. Ввиду этого он манил их к себе вниз обещанием мира и прощения. Они действительно пришли, но с тем, чтобы и ему подставить ловушку. Плацид только потому и завязал с ними мирные переговоры, чтобы завладеть ими в открытом поле, а они делали вид, что предаются добровольно — тоже с целью неожиданно напасть на него. Победила, однако, хитрость Пладида. Как только иудеи пустили в дело оружие, он для вида обратился в бегство и увлек за собою преследующих далеко в поле; здесь же он обратил на них всадников, большую часть уничтожил, а остальной массе отрезал путь на гору. Они покинули Итавирион и бежали в Иерусалим. Собственно же население горы, страдавшее уже от недостатка воды, предало себя вместе с горой в руки Плацида.

9. Из Гамалы между тем смельчаки успели тайно бежать, а слабые были заморены голодом. Боевая же часть жителей выдерживала осаду до 22-го числа месяца Иперберетая[7], когда три солдата пятнадцатого легиона перед началом рассвета подкрались в самую высшую башню, стоявшую насупротив их лагеря, и тихо подкопали ее, между тем как находившаяся на ней стража не заметила ни их приближения (так как это случилось ночью), ни их присутствия внутри башни. Солдаты бесшумно сдвинули с места пять громаднейших камней и быстро отскочили прочь, после чего башня с грохотом рухнула; вместе с нею свалились и стражи. Находившиеся на других постах караулы бежали в смятении. Многих, которые пытались пробиваться, уничтожили римляне; в их числе пал от выстрела Иосиф (§ 4) в ту минуту, когда он хотел проскочить чрез брешь в стене. Среди жителей города, переполошенных гулом, про­изошли смятение и паника, как будто все вражеское войско уже вторгнулось. Харес (§ 4), лежавший как раз больным, тогда же испустил дух: страх в значительной доле способствовал смертельному исходу его болезни. Римляне, впрочем, проученные своим прежним поражением, вступили в город только 23-го названного месяца.

10. Возвратившийся в это время Тит, раздраженный ударом, понесенным римлянами в его отсутствии, во главе 200 отборных всадников и части пехоты, соблюдая полнейшую тишину, вступил в город. Караульщики, впрочем, заметили его приближение и с криком броси­лись к оружию; вскоре его вторжение сделалось известным внутри го­рода; одни тогда схватили своих детей и потащили их вместе с же­нами с воплем и воем в крепость; другие стали против Тита, но один за другим падали пред ним. Те, которым не удалось спастись на высоту крепости, очутились, в своем безвыходном положении, лицом к лицу с римлянами. Со всех сторон раздавались стоны убиваемых; кровь лилась ручьями по спускам города. Против бежавших в крепость Веспасиан между тем повел все войско. Вершина, обрамленная кругом скалами и едва доступная,  подымавшаяся на ужасную высоту и окруженная пропастями, кишела людьми. Иудеи оттуда убивали тех, которые хотели взлезать наверх, других они пора­жала стрелами и камнями, между тем как их самих, вследствие высокой позиции, занятой ими, стрелы не достигали. Но вдруг, как бы по Божественному велению, на их гибель поднялся противный им ветер, подымавший против них стрелы римлян и уклонявший от цели их собственные стрелы, давая последним косое направление. Гонимые этой бурей, они не могли устоять на лишенном всякой опоры краю обрыва и не могли также уследить за взбиравшимися вверх врагами. Таким образом римляне взлезли и окружили их прежде, чем они успели оказать сопротивление или просить о пощаде. Воспоминание о павших при первом штурме усилило ярость римлян против всех. Многие в отчаянии, обняв своих жен и детей, бросались с ними в бездонную пропасть, зиявшую под крепостью. Ожесточение римлян далеко еще уступало изуверству пленников против самих себя: римляне уничто­жили 4000, между тем как в лощине найдено свыше 6000, которые сами бросились туда. Никто не остался в живых, кроме двух женщин. Это были дочери сестры Филиппа, сына превосходного военачальника царя Агриппы, по имени Иакима (II, 17, 4, 20, 1). Они спаслись тем, что скрылись от ярости римлян, ибо последние не щадили даже грудных детей: многих таких младенцев они хватали и швыряли с высоты крепости вниз. Так пала Гамала в 23-й день месяца Иперберетая[8]; начало ее восстания совпало с 24-м днем месяца Горпиая[9].

Примечания к четвертой главе:

[1] Т. е. гора Тавор,.

[2] Называется в Библии Меромским, что означает на иврите возвышенным, ибо озеро это самое высокое в стране: на 166 ф. выше уровня Средиземного моря, на 950 ф. выше Мертвого моря и 446 ф. выше Генисаретского озера (озера Кинерет). Ныне озеро называется Бахр ал-Хулэ. Зимою во время таяния снегов оно значительно увеличивается, а в сильные жары это мелководное озеро, глубина которого не превышает 10 футов, высыхает и превращается в болото. Вода этого озера пресна, пригодна для питья и изобилует рыбой, вследствие чего, как иные полагают, озеро называется Самахонитским, так как „саман" на арабском языке означает— „рыба". Но арабское „самака" имеет еще значение „быть высоким", а потому возможно, что Самахонитское однозначуще с Меромским. (См. Schenkel, Bibel-Lexikon IV, 182).

[3] Гамалверблюд (иврит).

[4] В Талмуде

[5] Такое явление могло произойти потому, что город, как выше было сказано, был расположен на склоне горы.

[6] Иными словами—„сомкнуть щиты и образовать черепаху").

[7] Тишри — Октябрь.

[8] Тишри (октябрь).

[9] Элул (сентябрь)

Общие примечания:

* Заповедь Шаббата представляет собой идею свободы, которая развивается в законах Субботнего и Юбилейного года. Субботний год (Шмита) наступает раз в семь лет, а Юбилейный (Юбилей) - после семи Субботних лет. Заповедь Шмита запрещает сельскохозяйственные работы в Субботний год и освобождает в этот год от всех долгов. Обе заповеди, и Юбилей и Шмита имеют глубокую социальную основу. Идеи Юбилея и Шаббата отражены в кумранских текстах, а для повстанцев они играли первостепенную роль.

**Иосиф всегда подчеркивал свое уважительное отношение к царским особам и «знатным» людям иудейского общества. Иначе говоря, он позиционировал себя как сторонника аристократов. Если он не смог помешать гамлцам оскорблять и, тем более, кидать камнями в царя, то мы еще раз убеждаемся, что Иосиф был заложником ситуации, а не командующим. Позволить же себе подобные действия могли только те, кто презирал аристократов. Это могли быть только зелоты, либо простой народ. Но простой народ смог бы себе такое позволить в ситуации, когда он чувствовал себя хозяином положения. Из этого следует вывод: зелоты контролировали город, что и объясняет саму возможность подобного инцидента.

***Сначала Иосиф говорит, что ему и Хересу очень сложно удалось убедить «своих вооруженных людей» отправиться к стенам и принять бой, а позже мы видим совсем других людей, полных уверенности в себе воинов. Такое различие может объясняться тем, что Иосиф хотел изобразить себя главнокомандующим в Гамле. Реально же у повстанцев были свои вожди и в городе, вполне возможно, было деление на «партии», как и в Иерусалиме. Когда зелоты взяли город под свой контроль, Иосиф вынужден был признать их власть. Если бы Иосиф и Херес контролировали полностью город и его защитников, вряд ли бы после страшного поражения в Иотапате они не согласились на предложение Агриппы II сдаться и остаться в живых.

Евгений Валленберг

Комьюнити в ЖЖ: Иудейские войны и восстания, влияние их на остальной мир.

Список используемой литературы:

Syon, Danny. "Gamla - The Archaeological Evidence of the Revolt at Gamla". Israel Antiquities Authority. Retrieved October 16, 2010.

Y. Meshorer 2001. A Treasury of Jewish Coins. Jerusalem

U. Rappaport. “Numismatics. In W.D. Davies and L. Finkelstein eds. The Cambridge History of Judaism” I. Cambridge.,1984.

Danny Syon “Tyre and Gamla. A STUDY IN THE MONETARY INFLUENCE OF SOUTHERN PHOENICIA ON GALILEE AND THE GOLAN IN THE HELLENISTIC AND ROMAN PERIODS”. SUBMITTED TO THE SENATE OF THE HEBREW UNIVERSITY IN 2004.

Binder, Donald D. "Ancient Synagogues - Gamla". Retrieved October 16, 2010.

Aviam, Mordechai (2007). "The Archaeological Illumination of Josephus' Narrative of the Battles at Yodefat and Gamla". In Zuleika Rodgers. Making history: Josephus and historical method. Brill. pp. 372–384. ISBN 9004150080.

Josephus, The Wars of the Jews 4, 1-83.

Маркс К. Теории прибавочной стоимости. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 26, ч. I

Тит Ливий. История от основания города, XXXVII, 45

Иосиф Флавий. Иудейская война / перевод Я. Л. Чертка 1900 г., с введением и примечанием переводчика.

Нейл Фолкнер “Апокалипсис или Первая иудейская война”., М., «Вече», 2006.

http://www.pohick.org

Golan Archeological Museum: http://www.museum.golan.org.il

Сайт История античной Иудеи: http://www.judaea.ru

Благодарности

Выражаю большую благодарность людям, которые помогали мне в работе над статьей.

Доктору Данни Сиону, специалисту по истории и нумизматике древней Гамлы, который любезно предоставил мне необходимые статистические данные, помогал в работе идентификации надписей на монетах и, в частности, предоставил материалы своей докторской диссертации.

Нейлу Фолкнеру, научному сотруднику Бристольского университета и члену Общества антикваров, который уделил мне время для обсуждения нюансов военно-политической расстановки сил в период Первой иудейской войны. В особенности его книга «Апокалипсис или Первая иудейская война» (Apocalypse: the great Jewish revolt against Rome, AD 66-73, 2002, Tempus) стала одной из ценнейших в моем библиографическом списке. Эта работа построена на самых важных вопросах, отсюда были получены правильные ответы. Эта книга необходима для исследователя не только Первой иудейской войны, но древней истории Ближнего Востока в целом.

Доминику Эндрюсу, замечательному художнику, который великолепно изобразил зелотов, передал эмоции и особенности одежды людей, сражавшихся за свободу.

Марку Беленицкому, отличному редактору и знатоку античной нумизматики Иудеи, благодаря помощи и советам которого оформлена и подготовлена к печати данная работа. Благодаря Марку я познакомился с Альманахом античной нумизматики и присоединился к замечательному обществу нумизматов, объединенных этим замечательным изданием.

Моим любимым и дорогим -  жене Елене и маме Наталье Валентиновне, которые поддерживают меня в моей исследовательской работе и выдерживают рабочие периоды, такие как «период Гамлы».

ГамлаИудеяРимвосстание 

06.01.2012, 15505 просмотров.

Читать дальше:
1 2 3



Обсудить на ФОРУМЕ



Также читайте:

05.11.2007 18:41:18

Сирийско-финикийский чекан. Флавии

Предлагаю вам небольшую главу, посвященную чекану моих любимых императоров — семейство Флавиев (к сожалению, монет с четвертым Флавием не чеканилось, хотя в написании этой статьи я обращался к его знаменитому произведению).

Геннадий Бордуков (aka BorgeN, email: genasha@bk.ru)

СирияАнтиохияФиникияРимФлавии 

10.04.2008 13:58:24

Монетное дело в Акко

Акко обладал значимостью и экономическим статусом благодаря своему порту — одному из самых важных на левантийском побережье. Порт имел особое значение в морской торговле между Египтом и Сирией, являясь якорной стоянкой и промежуточным портом между этими двумя царствами. Акко расположен между Тиром (Tyre) на севере и Дором (Dor), Яффо (Jaffa), Ашкелоном (Ashqelon) и Газой (Gaza) на юге. Стратегическое положение между Египтом и Сирией подтолкнуло к основанию города  правителей, правивших южным Левантом (Levant). В римскую эпоху значимость порта Акко была сопоставима с портом Кейсарии (Caesarea).

Иегошуа Злотник (Yehoshua Zlotnik (Tel Aviv branch))

ИудеяФиникияСирияЕгипет 

08.01.2010 20:48:56

Другая сторона монеты

Монеты Иудея Капта, как они назывались, не просто увековечивали победу. В древние времена монеты были средством пропаганды для распространения религиозной идеологии или политических целей, особенно среди завоеванных народов. Монеты Иудея Капта предназначались для напоминания подданным огромной Римской империи, что восстание и бунт не останутся безнаказанными.

Д. Бернард Хёниг

РиммонетыИудеяИзраильcapta 

История и археология

12.07.2010 11:35:03

В Иерусалиме обнаружено древнее письмо на аккадском языке

Археологи и филологи Еврейского университета обнародовали результат совместной работы: найденный при раскопках обломок глиняной таблички оказался самым древним, из обнаруженных до сих пор в Иерусалиме, письмом на аккадском языке.

Исследователи датируют обнаруженную табличку с клинописью 14-м веком до нашей эры.

Иерусалимнаходки 

17.09.2009 21:21:06

В Израиле найдена гемма с изображением Александра Македонского

Археологическая экспедиция обнаружила на северо-западе Израиля древний сердолик с изображением Александра Македонского. "Это очень редкая находка. Изображение самого высокого качества, которое только могло существовать в тот период", – заявила Сара Строуп, руководитель археологической экспедиции американского университета в Израиле.

Израильнаходки 

Архив "История и археология"


Copyright © 2007-2021 JUDAEA.RU

Все права защищены. Перепечатка, в том числе размещение на сайтах, публикация в СМИ, издание книг, сборников, альманахов, распространение на электронных носителях и т.д. без письменного разрешения запрещены. Подробнее

Rambler's Top100