История античной Иудеи
ГлавнаяМагазин JUDAEA.RUПартнеры сайтаДисклеймерФорумКонтакты

Поиск по сайту

Интересные материалы сайта

ПАРТНЕРЫ САЙТА

Иерусалимские древности

Географическое общество Израиля

Где Иезавель? Или печать библейской царицы - 2

Райан Бирн (Ryan Byrne)

Перевод © - JUDAEA.RU 2008 г.

Можете назвать меня старомодным, но мне нравится, чтобы на печатях, принадлежавших библейским персонажам, были упоминания персонажей, которым эти печати предположительно принадлежали. Надпись на кварцевой печати, о которой пойдет речь, читается yzbl 1.   Марьо Корпель (Marjo Korpel) полагает, что это имя 'yzbl (Jezebel), которое, однако, на печати не читается.2 Затем она с уверенностью считает, что эта неизвестная Jezebel и есть библейская Иезавель, которую в современном культурном контексте уже связывают с символом бесстыдства. Корпель фактически возвращает нас на 44 года назад, чтобы заново изучить публикацию о печати Нахмана Авигада (Nahman Avigad), который (будучи непревзойденным экспертом в области западно-семитских печатей) рассмотрел наличие связи с библейской Иезавель и обоснованно отверг его 3.

Я оставлю другим библейским исследователям спорить, заставляет ли перевес свидетельств относить эту непровенансную печать к «традиционной» Иезавель. Как археолог и палеограф я предпочитаю фокусироваться в этом вопросе на аспекте материальной культуры. Для меня критерий прост (полагая, что печать не является современной подделкой, вероятность чего есть всегда). Если печать датируется началом 840-ых гг. до н.э., то есть шанс, пусть и небольшой, что царица Израиля ей владела. Если же печать более поздняя, то категорически нет никакой точной связи с библейским персонажем. Трупу, обгрызенному собаками, печать особо не нужна.

С тех пор, когда Кристофер Роллстон (Christopher Rollston) написал вдумчивый, авторитетный анализ гипотез Корпель, которые он счел неубедительными, нет больше необходимости повторять его мощную критику связи печати с Иезавель.4 Достаточно сказать, что я во многом согласен с Роллстоном по следующим моментам. Во-первых, он приводит убедительный палеографический довод в пользу датирования восьмым веком, который я бы также учитывал. Во-вторых, он отмечает, что корень zbl является общим в западно-семитских именах начиная со второго тысячелетия. Это снижает статистическую вероятность того, что два имени 'yzbl и yzbl должны относиться к одному и тому же лицу. Также могу заметить, что оба имени ('yzbl и yzbl) могут быть как женскими, так и мужскими, тоже факт, обладающий статистическим весом, против библейской идентификации. В-третьих, он отмечает, что реконструкция имени, сделанная Корпель, - реконструкция по отломанной печати. Возможно ли, чтобы отломанная часть содержала дополнительные буквы? Да, конечно. Могли ли вместо них быть другие буквы или дополнительное изображение? Да, конечно. Для одних отсутствие части печати превращает читателя в предсказателя, видение которого ограничено только собственным воображением. Для других утраченный фрагмент - предупреждение о том, что требуется осторожное и внимательное отношение к неоднозначности. В-четвертых, Роллстон указывает на отсутствие какого-либо указания на происхождение или титула. Владелец печати не объявляет об отце или муже царского рода. Молчание не является ни доказательством, ни отсутствием такового, конечно, кроме предположения, что Корпель основывает большую часть своих аргументов в пользу царственного владельца на странных, художественных толкованиях. «Цветок внизу печати может быть розой или лотосом, - пишет Корпель, - что указывает на тщеславную даму, которой была Иезавель».5 В-пятых, Роллстон признает, что иконографическая датировка Корпель априори зависит от ее гипотезы о принадлежности печати царице Израиля девятого века. Наконец, Роллстон, Амихай Мазар (Amihai Mazar) и другие четко показали, что нет  стратифицированной выборки финикийских или еврейских печатей с нанесенными именами из каких-либо археологических источников девятого века.

Иными словами, если эта печать (с нанесенным личным именем) датируется 9 в. до н.э., то она самая первая из подобных печатей! Это было бы статистическим выбросом, кроме того, скомпрометированным в дальнейшем отсутствием провенанса. Все провенансные печати этого периода анэпиграфичны, т.е. могут содержать иконографию, но не семитские буквы и уж точно не имена. В поддержку варианта с финикийской принцессой Корпель интерпретирует шрифт как финикийский, но не предоставляет палеографических свидетельств. Сделать заключение об определенной финикийской принадлежности надписи становится еще труднее, если принять во внимание, что из всех опубликованных финикийских печатей Железного Века с личными именами не более трех или четырех являются провенансными. Только один четкий экземпляр из Хорсабада (Khorsabad) соответствует всем строгим стратиграфическим стандартам и датируется, как и следовало ожидать, не ранее, чем восьмым веком до н.э. Необычные печати девятого века из т.н. египто-финикийской разновидности, более напоминающей образцы из Хурбат Рош Зайит (Hurbat Rosh Zayit),6 который не так уж и далеко от Изрееля (Jezreel). Вероятно, поклонники Jezebel могли бы поглядеть поблизости, чтобы составить личное впечатление, лучше отображающее материальную культуру соответствующей эпохи.

Почему граверы не начали писать личные имена на печатях до восьмого века, причем именно в Израиле? На этот вопрос трудно ответить, но я очень склонен считать, что нужно учитывать постепенные эпиграфические особенности материала печати в связи с большими изменениями в политике и экономике, о чем говорят археологические доказательства. Конечно, граверы не начали писать в восьмом веке; они просто начали писать личные имена на печатях семитскими шрифтами. Давид Уссышкин (David Ussishkin) и Джон Вудхед (John Woodhead) даже обнаружили то, что оказалось остраконом девятого века на раскопках в Изрееле, поэтому вопросов по собственно культуре письма в девятом веке в Израиле нет.7  Важные вопросы касаются материала, на котором граверы применяли свои умения, когда, зачем и для кого.8 С точки зрения материальной культуры развитие небольших южнолевантийских государств демонстрирует некоторые радикальные отклонения в политической централизации, интенсификации торговли, международных отношений, урбанизма и социального расслоения. Это не значит, что эти социально-экономические элементы не существовали в некотором виде тогда, но характерные для восьмого века печати с надписями, рыночные меры веса, захоронения и другие аспекты археологических памятников прошлого указывают преимущественно на произведенные и распределенные показатели статуса, богатства и кросс-культурного контакта. Появление имен владельцев на личных печатях как-то переплетается с другими изменениями, свидетелями которых мы становимся в середине Железного Века II (Iron Age II).9

Давайте начнем обсуждение палеографии печати с упоминания мнения Авигада о том, что нанесение иконографии предшествовало нанесению семитских букв. Я согласен с ним по данному вопросу, хотя менее уверен в том, что «данная печать создавалась безо всякого намерения поместить туда надпись». Я готов выслушать разные мнения об этом. В любом случае, важно помнить, что пространственное отношение между иконографией и буквами имело большое влияние на ductus (подробнее о дуктусе в статье, посвященной печати Шломит) букв. Ductus относится к особенностям начертания символа: количество штрихов, порядок их нанесения, положение и направление. Не только ужатые промежутки влияли на ductus, но и материал, на котором буквы писались (влажная глина, обожженная керамика, агат, известняк, базальт и т.д.). Возможно определенное правильное написание буквы в определенном веке, но другие факторы тоже могут влиять, даже если гравер правильно «исполняет» букву. Каждый, кто пользовался различными пишущими инструментами на разных поверхностях, это понимает. Имя на печати начинается с буквы yod, весьма причудливой с точки зрения палеографии, но недостаточно, чтобы вызвать интерес или указать точную дату. Важно посмотреть на  ductus. На надписи сначала нанесены верхние и средние горизонтальные штрихи, что можно подтвердить при помощи фотографии высокого разрешения и/или микроскопа. Насколько необычно для тех, кто пишет, пользуясь современным латинским алфавитом прочерчивать горизонтальные штрихи до вертикальных, настолько же естественно это для тех, кто пользовался западно-семитским. Этот ductus очень часто виден в таких древне-еврейских буквах, как he (которая часто изображается тремя горизонтальными штрихами, после чего проводится вертикальный). Я хочу обратить внимание, что, поскольку никто не делал разумного статистического анализа порядка нанесения штрихов на всех провенансных надписях, нет необходимости утверждать, что «горизонтальный штрих первый» является нормой. Однако, это достаточно характерный момент, и большинство палеографов, которые интересуются ductus-ом отметят это - по крайней мере, я на это надеюсь, потому что это действительно важная деталь!10 Детали ductus-а сообщают, почему символ выглядит именно так, как выглядит, и, что более важно, иногда это может объяснить, почему иногда видны несоответствия в индивидуальном почерке писца (как древнего, так и современного). Во многих случаях высекание или написание горизонтальных линий первыми потребует от пишущего располагать вертикальные соответственно. Поскольку положение символа очень важно, также необходимо рассматривать особенности или «предварительные ошибки», связанные с почерком писца, когда дело доходило до завершения всей буквы. В случае с yod, средний горизонтальный штрих расположен несколько ниже относительно самого нижнего горизонтального (в данном случае наклонного), чем можно было бы ожидать. Yod часто изображался тремя горизонтальными штрихами, расположенными на более или менее равном расстоянии между собой. Примечательно ли это с точки зрения палеографии? Вероятно, но надо учитывать, что два верхних штриха по-видимому наносились первыми (третий определить труднее без более глубокого исследования; в зависимости от того, когда он был нанесен, могла возникнуть необходимость поднять его вправо вверх, чтобы избежать шеи кобры) с намерением потом нанести вертикальный. Следует отметить, что писец не мог сделать вертикальный штрих достаточно длинным, чтобы оставить горизонтальные с равными промежутками; вертикальный проходит почти точно в хвост кобры (предполагая, что кобра была нанесена первой, что весьма вероятно, но не бесспорно; хвост правой кобры на вид короче, чем у левой, что может означать либо (а) писец предполагал, что надо оставить место для неизбежных букв имени, либо (б) хвост короче, чтобы не заехать на уже сидящий там yod). Некоторые буквы yod восьмого века обладают идущим вниз хвостиком на правом конце нижнего горизонтального штриха, которого здесь нет. Ситуация с головой кобры могла повлиять на ductus в данном случае, но в восьмом веке были буквы yod с «хвостиками» и «бесхвостые».

Большая часть обнаруженных печатей восьмого века и их оттисков происходит из разрушенных слоев 701 г. до н.э., то есть они представляют самый конец столетия и допускают (на данный момент) неизвестные предыдущие типологические изменения в предыдущих декадах на любом образце (обнаруженный или нет), где можно видеть такой yod (а также zayin, о чем пойдет речь чуть ниже); девятый век - единственный период в который мы можем поместить специфичный yod или zayin. Черепки из Самарии не являются исключением (некоторые графемы с хвостиками, некоторые - нет); мы также не можем исключать возможность того, что этот образец включает в себя смешанные написания из начала и середины восьмого века, навечно соединенные вместе под ассирийскими культурным слоем 720 г. до н.э. Большая часть того, что известно о материальной культуре восьмого века в основном базируется на культурных слоях в Израиле и Иудее последней трети века, последовательность которых является смутным знанием типологии керамики, как части палеографии конца девятого - начала восьмого веков. Иначе говоря, знание палеографической типологии должно быть привязано к контексту в рамках знаний материальной культуры, которое часто является менее внятным, чем хотелось бы. Просто нет в наличии достаточного количества найденных образцов надписей за сравнительно долгий период, чтобы определить как именно выглядела печать с надписью девятого века (если она вообще существовала).

Можно предположить, что zayin датируется более ранним сроком, чем восьмой век, на основе отсутствия хвостика на правом нижнем горизонтальном штрихе. Этот хвостик не является уникальной палеографической характеристикой букв zayin середины - конца восьмого века. Однако, отсутствие его не является обязательным для датирования этой буквы zayin девятым веком. В дополнение к вышесказанному рассмотрим некоторые аспекты, каждый из которых заметно подрывает уверенность, с которой Корпель относит эту печать к более ранней дате. Во-первых, есть несколько букв zayin конца восьмого века без хвостиков. Палеографические экземпляры двойственны. Во-вторых, иконография этой печати выполнена таким образом, что голова птицы размещена именно на том месте, куда писец должен был нанести хвостик, если бы собирался (что мы не можем и не должны предполагать). Имеется спорное исполнение при недостатке пространства из-за иконографии, которая ужала доступное место, куда писец мог втиснуть zayin между птицей и солнечным диском. Эффект ductus-а налицо. Центральный вертикальных штрих (опять нанесенный последним) пересекает горизонтальные через роскошь доступного пространства, ограниченного правым концом нижнего горизонтального штриха относительно изображения птицы под ним. В-третьих, печати имеют тенденцию проявлять более традиционный палеографический ductus, чем ostraca с надписью, выполненной кистью. Осторожные палеографисты делают различия между  лапидарными шрифтами (теми, которые обнаруживают на монументальных надписях и большинстве печатей) и курсивными шрифтами (теми, которые обнаруживают на керамике, папирусе или коже), которые были более прогрессивными, именно потому, что поддавались быстрым специальным изменениям удобного письма или стенографии;11 лапидарные тексты же писались более архаичными способами. В общем, это привело к тому, что два текста (лапидарный и курсивный), датируемые одним периодом времени, могут быть написаны разными шрифтами: один - старым, консервативным, а другой - более новым, прогрессивным. Оттиски печатей отображают более старые палеографические признаки, которые выглядят старше, чем курсивные того же времени. Таким образом, печати седьмого века могут быть присущи графические характеристики лапидарного шрифта, относящегося к восьмому веку.12 Учитывая важность этого, может быть на шрифтах печатей, которые имеют сходство с символами девятого века. Наиболее вероятно это может присутствовать на печати восьмого века с консервативными графемами. Это подчеркивает важность использования только провенансных, стратифицированных надписей для установления типологических дат. Непровенансная печать, которую Корпель датировала бы девятым веком (без какого-либо палеографического анализа, кстати) с трудом этому соответствует. 

Буква bet согласуется с известными образцами восьмого века. Крис Роллстон специально обращает внимание на т.н. наклонное положение, т.е. он отклонен вправо. Это особенно часто встречается на еврейских надписях конца восьмого века. Даже непрофессионал может видеть, что определил положение правильно. Я менее, чем Ролстон, беспокоюсь о положении как диагностическом маркере даты, однако, по двум причинам. Во-первых, bet четко создан как часть внутреннего овала печати. Фактически, основа bet является частью овала, которая соединяет две заканчивающиеся линии в одну. Это может быть результатом недостатка места или выбором стиля, но факт состоит в том, что положение bet явно связано с его положением относительно изгиба внутреннего овала. Во-вторых, комбинация нижнего завитка и хвостика создает более острый угол, чем обычно на образцах еврейских букв bet из Кунтилет Айруд (Kuntillet Ajrud) и некоторых ostraca из Самарии. Еврейские буквы bet этого времени имеют кривой нижний штрих, плавно переходящий в скругленный хвостик, но короткий ductus на этом образце (обратите внимание, что хвостик был нанесен независимо от основного штриха, что, по-моему, является дополнительным свидетельством того, что основной штрих имел приоритетное отношение к внутреннему овалу) мог помешать писцу изобразить загибающийся хвостик. Давайте оставим писцу выгоду от этих сомнений. Я согласен с интерпертацией Ролстон наклонного положения (поскольку, по его наблюдениям, этот наклон не характерен для финикийских шрифтов), но я несколько меньше беспокоюсь о палеографии как маркере даты. Поэтому bet совсем не обязательно явная улика лично для меня, но несомненно есть другие свидетельства на печати, которые делают датировку девятым веком затруднительной.

 lamed практически в форме угла, что может иметь большее значения для определения на leatherhard керамике или носителе, допускающем письмо чернилами. В данном конкретном случае, однако, в символе нет ничего такого, влияние чего можно не учитывать для надписи на кварце. Есть, следовательно, явные широкие временные рамки, в которых можно обнаружить такой вариант lamed.

 

Я оставил сомнительный alep напоследок, поскольку он является наиболее проблемной составляющей реконструкции. На изображении оттиска печати alep, который необходим Корпель для реконструкции имени Jezebel ('yzbl) так, как оно произносилось в еврейской библии. Конечно, проблема состоит в том, что буквы alep там нет. Отсутствие фрагмента печати делает невозможным реконструкцию всех отсутствующих компонентов, на которых не обязательно были буквы, кстати, кроме как конъектурой (восстановление испорченного места текста или расшифровка текста, не поддающегося прочтению). Это позволяет также представить все варианты отсутствующей надписи (если оно вообще была) в виде пресловутой темной материи; лакуны очень демократичны. Максима «отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия» была археологическим жаргоном еще задолго до того, как бывший Министр обороны США произнес ее, чтобы объяснить неуловимость некоторых интересующих объектов в послевоенном Ираке. Археологи ехидно предупреждают, что выкапывают только царапины на поверхности куда более широкой материальной культуры, которая не дожила неповрежденной, мне не очень нравится эта максима (по крайней мере, для труднодобываемых артефактов). Но это высказывание направлено на то, чтобы уважать осторожность, не бросаться верой и кавалерийскими наскоками по поводу несоответствий с эмпирическими паттернами, которые отличают правдоподобное от того, что хочется думать.

Имя 'yzbl означает «Где принц?» ("Where is the Prince?"). Этот тип имен является общим в семитских языках, что указывает на отношение к божественному отсутствию.13 Как и западно-семитские соседи и наперекор средневековым теологам иудеи не имели слова, обозначающего вездесущесть. Когда бог типа Яхве (Yahweh), Кемоша (Kemosh), Эля (El) или Ваала (Baal) грозил покинуть своих приверженцев на разные напасти, которые их ожидали, его явно ловили на слове. Когда те, кто клялся в верности верховному богу, навлекал каким-либо образом на себя его гнев, бог мог просто взять назад все обещания покровительства. Есть много примеров этого древнего иудейского верования в еврейской библии, но одно стоит особняком как особенно заслуживающее внимания из-за памятного имени в эпилоге. В 1 Самуил 4 (1 Samuel 4) Яхве оставляет евреев перед армией филистимлян по видимости в качестве наказания за грехи сыновей Илии, Финееса и Офни. Он специально приносит в жертву ковчег, свой боевой талисман или «колесницу», который филистимляне забирают в качестве трофея. Финеес и Офни погибают. Зубы скрежещут. Поскольку ковчег остается видимым присутствием бога (kabod, который большая часть английских библий переводит, как «слава»), евреи считают потерю ковчега символом ухода Яхве с поля боя. Когда беременная жена Финееса получает весть о потере ковчега и смерти мужа, то от шока у нее начинаются роды. Разгневанная тем, чтоб бог покинул, она называет сына Ichabod ('ykbwd), что значит «Где Слава?» ("Where is the Glory?"). Позднее иудо-христианские теологические традиции расходятся в мнении, где живет бог, но надо помнить, что древние западно-семитские стандарты защиты были довольно относительно эмпирическими в этом вопросе. Когда kabod удалился, также удалился и его «хозяин». Где Слава? Где Принц? То, что предполагается отсутствующим, обнаруживает мало того, что полагается присутствующим. В случае с печатью из серого кварца, отколотой в верхней части, что предполагается и что полагается? И с каким эмпирическим свидетельством удастся пролить свет на темноту лакуны печати? Наконец, где Царица?

Райан Бирн - семитолог, эпиграфист и ко-директор археологических раскопок в Тель Дане (Tel Dan). Он преподает в Rhodes College в Мемфисе (Memphis).

Статья Марио Корпель "Достойно царицыю Печать царицы Иезавель"  на нашем сайте

Примечания

1 Печать Jezebel непровенасна. Позвольте заметить в сноске, что BAR (Biblical Archaeology Review - журнал, в котором опубликована статья Корпель) имеет полное право публиковать провокационные истории о противоречивых предметах. Прозрачность гуманитарных наук позволяет публике походя глазеть на то, как мы работаем, даже если наши ошибочные шаги несут некий опыт наблюдений, которых многие предпочли бы избежать. Я тоже согласен с Кристофером Роллстоном, Франком Кроссом и другими выдающимися эпиграфистами по поводу того, что профессиональные журналы могут публиковать непровенансные материалы только в случае, если они анонсируются как непровенансные и бросающимися в глаза фактором вероятности аутентичности в интерпретации. Есть значительная разница между объяснением непровенансной надписи по ее собственным палеографическим достоинствам (сделать которое меня попросил здесь BAR) и использованием непровенансной надписи в качестве отправной точки для датирования провенансных надписей палеографически (чего я не делаю). Я не сомневаюсь, что печать Jezebel, будучи непровенансной, аутентична, но это всего лишь мое мнение. Я оставляю за собой право поменять его. Мало какие из странностей на печатях (безотносительно к данной статье) могли бы при более внимательном исследовании выдать сомнительные подробности.

2 M. C. A. Korpel, "Seals of Jezebel and Other Women in Authority," Journal for Semitics 15 (2006) 349-71; idem, "Fit for a Queen: Jezebel's Royal Seal," BAR 34/2 (2008).

3 N. Avigad, "The Seal of Jezebel," Israel Exploration Journal 14 (1964) 274-76. Авигад рассматривает произношение yzbl как двойственное от 'zbl, но хватается за «любую зацепку, чтоб идентифицировать владельца этой печати с этой известной дамой».

4 C. A. Rollston, "Problems with Proposing That the Seal of Yzbl Was Queen Jezebel's,"

5 Korpel, "Seals of Jezebel," p. 360.

6 Z. Gal, "A Phoenician Bronze Seal from Hurbat Rosh Zayit," Journal of Near Eastern Studies 53 (1994) 27-31.

7 D. Ussishkin and J. Woodhead, "Excavations at Tel Jezreel 1994-1996: Third Preliminary Report," Tel Aviv 24 (1997) 63-64. Я мог бы отметить также, что шрифт на Jezreel ostracon (обнаруженных в заполняющем материале) выглядит более архаичным, чем на печати Jezebel.

8 См. развернутую дискуссию по этим вопросам у R. Byrne, "The Refuge of Scribalism in Iron I Palestine," Bulletin of the American Schools of Oriental Research 345 (2007) 1-31.

9 Я рассматриваю политические стороны археологических последовательностей и непоследовательностей Железного века II в готовящейся к публикации книге Statecraft in Early Israel, Volume 1: An Archaeology of the Political Sciences (Eisenbrauns).

10 Заинтересованные могут ознакомиться с самой изощренной дискуссией, посвященной семитскому ductus-у в замечательной книге Ады Йардени (Ada Yardeni) Textbook of Aramaic, Hebrew and Nabataean Documentary Texts from the Judaean Desert and Related Material (Jerusalem: Dinur Center, 2000).

11 Ср. развитие of Hieratic and Demotic from Egyptian hieroglyphs or the gradually simplified cuneiform wedges evolving from pictographs and ideographs.

12 Несложно просмотреть это важное различие; ср. A. G. Vaughn, "Palaeographic Dating of Judaean Seals and Its Significance for Biblical Research," Bulletin of the American Schools of Oriental Research 313 (1999) 62, n. 11.

13 См. сравнительный анализ J. S. Burnett, "The Question of Divine Absence in Israelite and West Semitic Religion," Catholic Biblical Quarterly 67 (2005) 215-35.

печатибуллыИезавельбиблия 

05.10.2008, 5206 просмотров.



Обсудить на ФОРУМЕ



Также читайте:

02.11.2008 23:38:52

Иерусалим. Виа Долороса

Наш путь лежит в сердце Арабского Квартала, за рынок, туда, где за высокой каменной стеной укрыт дворик Эль Омари Медресе, где и начинается Крестный Путь, - Via Dolorosa.

ИзраильИерусалимСтарый городбиблияпрогулкаэкскурсияхристианство 

01.04.2010 09:17:00

Древние Ближневосточные печати

Сельскохозяйственная революция эпохи неолита привела к образованию оседлых общин на Ближнем Востоке. Такие общины обеспечили беспрецедентные возможности для владения материальными благами, и появилась необходимость развития системы маркировки, кто чем владеет.

Роберт Б. Мейсон (Robert B. Mason)

печатибуллыАссирияВавилонИранМесопотамияАккад 

11.02.2012 11:00:00

Учёные впервые нашли прижизненный чертёж Вавилонской башни

Древнейшее в мире изображение Вавилонской башни, вернее — реального прототипа библейского сооружения, обнаружено на одной из стел Нововавилонского царства, давно хранящейся в частной коллекции.

Леонид Попов

ВавилонМесопотамиябиблияНавуходоносор 

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar

История и археология

25.11.2009 09:33:50

Сломанная печать – это указатель

Как сообщает Невин Эль-Ареф (Nevine El-Aref) в начале прошлой недели [9-15 ноября 2009 г.] в процессе раскопок на участке Дельта в Тель Аль-Дабаа миссия археологов из Австрийского археологического института в Каире (from the Austrian Archaeological Institute in Cairo) извлекла из земли фрагмент оттиска клинописной печати.

Стиль письма на аккадском позволяет датировать печать последними десятилетиями Древневавилонского царства (the Old Babylonian Kingdom). Печати этого типа ставились на кусках влажной глины для запечатывания содержимого шкатулки или сумки. Оттиск иностранной печати указывает, что запечатанный предмет был предметом торговли или подарком, привезенным в Египет из Месопотамии (современный Ирак).

буллыМесопотамияЕгипетнаходки 

28.10.2008 10:14:46

Найдены копи царя Соломона

Новые находки, обнаруженные на археологическом комплексе Пунон в Иордании, примерно в 50 километрах от Мертвого моря, указывают на то, что именно там находились легендарные копи царя Соломона. Об этом рассказывает агентство NRG.

В ходе раскопок в известном и ранее древнем центре обработки металлов «Хирбет аль-Нахес» были найдены предметы, датированные 10 веком до нашей эры, что дает основание предполагать, что медные копи уже действовали во времена правления царя Соломона, и принадлежали израильскому правителю.

находкиИорданияВетхий Завет 

Архив "История и археология"

Aviasales.ru

Aviasales.ru


Copyright © 2007-2018 JUDAEA.RU

Все права защищены. Перепечатка, в том числе размещение на сайтах, публикация в СМИ, издание книг, сборников, альманахов, распространение на электронных носителях и т.д. без письменного разрешения запрещены. Подробнее

Rambler's Top100